March 15th, 2015

Кто хочет поиграть в шпионов?

Завтра, в понедельник, в 13.30 играем в квест Шпионские игры в Кроличьей норе. (Спб, Лиговский проспект 74). Будет эмоционально!

Есть одно место в мою команду.

Кто может играть:
Блогеры, если у вас есть живой бложек в жежешечке, куда вы пишете интересности. По итогам пост-впечатление.

Впервые: СК значения не имеет, но предпочтение тем, у кого он больше 10.

Отмечайтесь в каментах, что сможете и будете. В личку мне номер своего мобильного кидайте или сразу же звоните +7 905 274 55 55 Оксана.

ptica_sekretar???



promo oksa_sun march 3, 2015 19:15 61
Buy for 100 tokens
Не далее чем весной прошлого года, после великолепной многочасовой экскурсии по архитектуре от samiznaetekto в рамках проекта spbblog Народный гид мы проезжали мимо одного из оставшихся в городе газгольдеров, и Миша продолжил мне экскурсию. Тогда мы гадали, что будет в этом…

Распутин был единственным живым писателем

Так сложилось, что почти все писатели, чьи произведения находились на родительских книжных полках, были мертвы. И как-то так в моем детском сознании засело, что если писатель и его книги издаются, то это мертвый писатель. А вот Валентин Распутин был, как ни странно, живым. Этим и выделялся. Долгое время его имя на корешке мозолилио мне глаза. Для меня в детстве Распутин был один - тот мистический Распутин, который был вхож в царские покои. (Был еще живой Солженицын, но того я относила к философам и он стоял рядом с Львом Толстым. Только Толстой умер, а Солженицын тогда был еще жив).

Помню, как с упоением читала его Прощание с Матерой. Потом, через много лет побывала на Ангаре и вспомнила его. Про эти же места он писал, про сибирских людей, про плотину и затопление родной земли. Такие странные ощущения, когда сначала читаешь произведение, а потом попадаешь в места действия. Острее все чувствовать начинаешь. Обычная деревенская проза, но такая душераздирающая. Без пафоса, но совершенно крепко хватающая за горло. До слез.

И вот Валентин Распутин присоединился к тому большинству писателей на книжных полках родительского дома. И как-то стало печально, что вот такое открытие "Он живой" уже больше к нему не применимо.

RIP