January 5th, 2012

Изумрудный остров

Бывает так, что долгое путешестие совершается ради одного единственного места. И на этот раз так оно и случилось. Сегодня можно сказать, что цель достигнута. Страна испита сполна.
Собираясь в Норвегию я мечтала о том, чтобы найти спокойное, уединенное место, где-нибудь на краю, у моря. Чтобы был там маленький домик. Чтобы были серые камни, немного леса. А главное, чтобы никто не мешал. Сидеть, смотреть, писать и полностью раствориться в этом суровом севере.



- Есть кто-нибудь, крикнула я по-английски. заглянув в подсобное помещение порта Флуоро - самого западного города Норвегии. На мой оклик вышел мужчина. - Мне нужен Magne.
- Magne Svardahe?
- Да, у него почтовая синяя лодка.
- да, он тут будет около 9 утра.
В 9.20 к причалу подлетела моторка, приятный норвеежец стал выгружать коробки и мешки с почтой. Забрал местную прессу, пару посылок, мои вещи. Я прыгнула в лодку и моторка полетела по серым январским волнам.

Magne оказался очень милым и приятным. Собственно, как и большинство норвежцев. Яхты, рыбофермы, путешествия, навигация. За 40 минут, пока мы мчались к Askrova, я успела полюбить этого простого человека. Несколько работ - доставка почты, островной магазинчик, лодка в аренду. Вполне обычная жизнь.

На причале меня ждал джип Франка. Большой и добрый парень стал моим гидом по острову. Русского журналиста встретили со всей душой.
- Останови, пожалуйста, - не выдержала я, когда мы проехали очередной захватывающий вид.
- Да ты говори, когда тебе нужно. Я остановлюсь.
- придется останавливаться каждые 100 метров. - засмеялась я. Береговая линия меняется, дух захватывает.
Наконец-то я дорвалась, что говорится, до норвежских красот.
Все что было в Бергене. Хаугезунде, Ставангере померкло перед природой обычного, вроде бы, острова. Здесь однозначно чувствовалась особая атмосфера. Она располагала остановиться, сесть на берегу и бесконечно созерцать. Слушать шум прибоя, подставлять голову ветру и смотреть, как меняет каждую минуту свет. Солнце то раздвигает тучи, то они снова сходятся, и тогда оно пробивается в другом месте.






26 декабря прошел сильный шторм. Волны местами переливались через асфальтовую дорогу, опоясавшую остров. Но дома, расположенные у самой воды стояли так, словно вчера мастера вбили последний гвоздь.

- Раньше весь остров был покрыт лесом. Но много столетий назад кто-то поджег его и остались только угли, рассказывает историю Франк. Сейчас очень мало леса, но когда лето все горы зеленеют. И мы зовем остров Зеленый изумруд.
Сначала я подумала, что как-то недопоняла его, но и правда на рекламе по-норвежски приглашают посетить именно Зеленый изумруд.



Настоящая идиллия. По склонам ходят овцы местного фермера, под горами стоят домики, которые можно арендовать. На острове живет 80 человек. Даже школы нет. Самое шумное мероприятие - ежегодная игра в поло на местном стадионе. Собираются команды с близлежащих островов и устраивают соревнования. А в остальные дни тишь и благодать.

Я нашла место, где можно сесть и писать долгожданную книгу. Где никто не потревожит. А если нужно - то можно легко выйти на берег, пробежаться по дороге, поймать ветер или забравшись на гору крикнуть всем местным троллям - Я вас люблю.

Следующий пост о людях Askrova.

promo oksa_sun march 3, 2015 19:15 61
Buy for 100 tokens
Не далее чем весной прошлого года, после великолепной многочасовой экскурсии по архитектуре от samiznaetekto в рамках проекта spbblog Народный гид мы проезжали мимо одного из оставшихся в городе газгольдеров, и Миша продолжил мне экскурсию. Тогда мы гадали, что будет в этом…

Как жили норвежцы

Живя размеренной норвежской жизнью на день уже не планируешь больше пары дел. А сегодня до парома решила сходить в музей истории Флуоро. В полдень городок то ли еще спит, то ли затаился. На улицах – ни души. Только редкие машины нарушают тишину шуршанием покрышек по слегка обледенеому асфальту.
За ночь слегка подморозило. Пробую прокатиться на подошвах. Получается – но не так как в России. Здесь и асфальт специальный – противо укатываемый.



Не спеша прогуливаюсь. Такое чувство, что в деревне: тот же запах печных труб. Те же небольшие частные домики. Только очень уж они аккуратные, красивые. У каждого небольшой садик, зеленая изгородь, ветви омелы на входных дверях.
Дорога, как и указана на карте поворачивает, от неё отходят отростки к ближайшим домам. Все до единого показаны. Даже, если они не больше 100 метров.





Наслаждаюсь легким морозцем, отсутствием людей и зеленой травой. Да, здесь в начале январе много зелени. Правда местные говорят, что летом нужно приезжать, когда все фьорды зеленятся. Но и сейчас зелени хватает.
До музея недалеко. Один сверток с главной дороги. Второй. А вот и указатель. Что в музей идти именно сюда. До чего же норвежцы аккуратыне. Пунктуальные и вообще. Только подумала, что стоит у кого-то спросить дорогу – как вот появился указатель. Следую указателю – и через несколько сотен метров еще один и еще. Так и привели они меня на берег залива. Откуда и пошел строиться городок Флуоро.



Влажные деревянные помостки, ведущие в музей, предусмотрительно посыпаны мельчайшей галькой. У входа стоят женщина и пожилой мужчина.
- К большому сожалению музей закрыт.
- Но я приехала издалека. Из России. Я журналист. И у меня здесь всего несколько часов. Чтобы познакомиться с культурой вашего края.
- У нас нет гида. Если вы будете ходить самостоятельно…
Мужчина что-то сказал женщине по-норвежски.
- Хранитель музея готов провести для вас экскурсию.
За вход денег с меня не взяли. Музей в январе закрыт, моют полы, приводят в порядок экспозицию. Узнав, что я интересуюсь норвежской культурой Кристиан начал рассказ с момента основания города 1860 года. Город стоит на заливе, где поверхность весьма плоская, в отличие от близлежащих островов. В заливе в большом количестве водилась harry (рыба), поэтому первыми здесь и поселились рыбаки. Они сдавали рыбу в магазин, покупали продукты и опять выходили в море. Шло время, город рос. Все больше рыбаков строило свои дома на побережье, но также как и их предки они жили морем, рыбой, которую потом экспортировали в Россию. Россия была крупнейшим потребителем норвежской рыбы.
Чуть вдали селились плотники и другие мастера, которые не нуждались в море. Город постепенно разрастался. Но даже сегодня Флуоро это один из небольших городов Норвегии и самый западный в стране.
Здесь завод по переработке рыбы, по приготовлению корма для местной salmon фермы.
Народ живет тихо, почти невидимо и вполне доволен жизнью.

Спускаемся на первый этаж и погружаемся в быт рыбаков. Бросается в глаза уж очень дорогая деревянгная обитая бархатом мебель. И при этом на грубосрубленном деревянном столе стоит миска – общая, из которой ела вся семья. Рядом лежит некое подобие хлеба – тончайшие лепешки из муки и картофеля. Муки было мало, поэтому в тесто добавляли вареный картофель. Основной едой были вареные зерна. Ну и конечно же рыба. Сушеная или свежая. В зависимости от времени года. Лучший лов был в январе-феврале, когда стаи рыбы приходили к западному побережью Норвегии. И за эти месяцы рыбаки старались добыть как можно больше улова.
Однако рыбный промысле мог прокормить семью, но не позволял обогатиться. Возникает разумный вопрос – откуда у них тогда дорогая мебель?



Пару раз в год рыбаки ходили в Берген. Там они покупали подержанную мебель у горожан. Вышли из моды английские кресла – жители Бергена их продавали, а рыбаки обставляли дома. Часто бывало, что кто-то из сыновей уезжал за границу – не могли все братья одновременно унаследовать отцовскую лодку. И из-за границы слали они дорогие предметы обихода. Совершенно не удивительно, что даже в бедных домах в порядке вещей в недрах буфета стоял сервиз китайского фарфора, позолоченные вазы и серебряные конфетницы. В домах было много интересных вещей иностранного производства. Китайский фарфор, деревянные расписанные миски из России, керамические горшки из Дании… Норвежцы торговали со многими странами. Рыбачили и торговали – но при этом не имели времени, чтобы заниматься каким либо производством. Поэтому их дома представляли мультикультурную среду.







Делать что-то руками, за исключением изделий из шерсти, которыми занимались женщины, норвежцы не имели времени. Однако один "девайс" привлек внимание. Эта хитрая рогатая палка служила для помешивания каши во время приготовления. Обычно мешалкой становилась верхушка рождественского дерева.



В некоторых домах стояли небольшие органы. По выходным или вечерами жители округи собирались, играли, пели, общались. Специальных кофеен или других «тусовочных» мест не было. А люди, жившие вдалеке друг от друга, жаждали общения.

Детей в семьях было много. У прадеда Кристиана было 14 детей. Правда у прародственников со стороны матери всего 3. Часть детей не выживало в суровых условиях. Колыбельки, в которых укачивали детей были двух модификаций. Одна качалась привычным образом из стороны в сторону, а другая – спереди назад. Говорят, что второй тип был распространен преимущественно на побережье, чтобы с малолетства вести профилактику морской болезни. А второй использовался в деревнях на материке. Но скорее всего, конструкция первого типа была наиболее простая. И любой рыбак мог сделать такую колыбельку для своего чада.



Особым шиком было иметь дома плетеную детскую коляску. Это было статусно, но совершенно не функционально. Ветер продувал плетеную основу коляски, а лесные и горные тропинки были совершенно не приспособлены, чтобы прогуливать ребенка в модной коляске. Поэтому они становились изысканной деталью интерьера и добавляли гордости хозяину дома.
Также статусно было иметь дома книги. Книг было мало, не смотря на то, что многие люди умели читать. Поэтому ценились деревянные коробочки для хранения разной мелочи в форме книжных корешков.

А если вернуться к хлебу насущному, то интересно поступали норвежцы с молоком. В принципе ничего необычного они из него не производили – сыр, масло. Но вот где содержали коров… Каждое лето коров вывозили на острова и оставляли там. И дважды в день приезжали их доить. Иногда. Если было большое стадо и большой остров, то на острове строили домик, где ночевали, сбивали масло и зрел сыр. Молоко с гор, где находились коровы, доставляли вниз на лошадях. А животных на острова перевозили на лодке. Бывало так, что одну корову заселяли на остров и приезжали к ней на дойку. Главное в этом деле было не показывать корове, что она может плавать. А иначе бы долго пришлось бы искать буренок по близлежащим островам.



Быту норвежцев особо не позавидуешь. Ежедневная работа по добыванию пропитания. Сегодня они уже могут позволить себе хобби. Но все равно также как и раньше они любят собираться вместе, общаться за чашечкой кофе. Кстати, в отличие от англичан у норвежцев кофе значительно лучше. Почему? Потому что потомки викингов покупали зеленый кофе. Самостоятельно обжаривали его и мололи. А англичане покупали уже готовый.


На этом обзор культурной части музея завершен и скоро будет готов пост про рыболовецкие лодки и особенности норвежской рыбалки.